СМИ о нас
3 Февраля 2017

Молочные реки или Что не хватает Кировской области, чтобы стать лидером-экспортером готовой молочной продукции

Поводом для встречи с генеральным директором Кировского молочного комбината (КМК) Василием Куприяновичем Сураевым стал звонок в редакцию «Вятского края» от жителей села Курчум Сунского района. Работники местного КФХ «Курчумское» выразили свое недовольство по поводу сложившейся ситуации. Дело в том, что сельхозпредприятие неожиданно для них стало подразделением одного известного и крупнейшего в области агрохолдинга, хотя руководство КФХ обещало им абсолютно другое: хозяйство планировалось присоединить к группе компаний КМК. Что же на самом деле изменило планы, от кого исходила инициатива, и кто в дальнейшем отказался от бизнес-сотрудничества? - с этих вопросов и началось интервью с В.К. Сураевым.

- Ситуация действительно непонятная. Но обо всем по порядку. В ноябре прошлого года глава КФХ «Курчумское» предложила рассмотреть вопрос о создании на базе КФХ агрофирмы комбината, так как она решила отойти от дел. Предложение нас заинтересовало, и через несколько дней специалисты КМК вместе со мной выехали на место. Мы убедились, что хозяйство живое. Но без финансовых вливаний в дальнейшем не выжить. Было предложено на базе КФХ создать СПК, куда были бы переведены все работники КФХ. Следующий шаг – реорганизация СПК в ООО «Агрофирма «Курчумская». Все строго по закону. Но когда мы попросили предъявить необходимые документы, то их нам не предоставили. Не было и документов по имущественным паям. Тогда мы выдвинули условие – необходимо чтобы глава КФХ заключила договоры с работниками и ветеранами, у которых были земельные и имущественные паи, и выплатила им полагающиеся за них деньги. На эти цели КМК предусматривал выделить 20 млн. рублей, в том числе 10 млн. руб. – для выплат за паи работникам и ветеранам.

Далее в течение 3-х дней после реорганизации СПК в ООО «Агрофирма «Курчумская» было бы принято решение об увеличении уставного капитала на 30 млн.руб (их внес бы КМК) для решения вопросов развития агрофирмы. Эти деньги планировалось перечислять по мере необходимости, допустим, когда возникает вопрос о проектных или строительных работах, приобретении техники или племенного скота. При встрече на комбинате 16.12.2016 года мы в письменном виде сделали наши предложения, с которыми глава КФХ согласилась, но в итоге предпочла сотрудничество с другим крупным агрохолдингом. На каких условиях - нам неизвестно. В хозяйстве же работникам объяснили, что КФХ не было продано, а стало отделением холдинга. Но, как говорится, все тайное становится явным. И когда-нибудь работники узнают подробности этой сделки. Посмотрим, к чему это приведет и будет ли в дальнейшем развиваться хозяйство. Такие вопросы должны решаться, повторю, по закону. Мне понятна тревога коллектива за будущее хозяйства. Они, узнав о четком плане действий со стороны КМК по развитию будущей агрофирмы, были довольны, что не лишатся рабочих мест, начнут получать достойную зарплату, что будет построен современный животноводческий комплекс, село станет развиваться. Именно так все и происходит в наших10 сельхозпредприятиях.

- Поскольку речь зашла об агрофирмах, любопытен следующий момент: от руководителей ряда сельхозпредприятий можно слышать возмущение по закупочным ценам на молоко, мол они недостаточно высокие, поэтому молоко в виде сырья уходит за пределы региона, где дают более высокую цену. Ваше видение этой ситуации?

- Чтобы говорить о закупочных ценах на молоко, достаточно проанализировать, сколько в регионе было прибыльных хозяйств лет 5 назад и сколько их сейчас. Число успешных увеличилось и существенно. За счет чего это достигнуто? За счет более высокой закупочной цены, которая резко выросла в 2013 и в 2016 годах. Но когда отдельные руководители хозяйств сегодня говорят, что она низкая, то откровенно лукавят. Им я рекомендовал бы работать над качеством молока. Допустим, почему одно хозяйство получает закупочную цену (без НДС) - 27 руб. за литр, а другое - 23 руб. Потому что последнее не дотягивает по качеству. Замечу, молоко в большинстве хозяйств рентабельно.

Многие руководители хозяйств забывают о таком важном показателе, как производительность труда. Знаете, как менялась производительность труда на сельхозпредприятиях, входящих в состав КМК? Средняя в 2004 году, когда мы только начали с ними работать, была 117 тыс.руб. на 1 человека, по итогам 2016 года - 1 миллион 200 тыс. руб. на 1 человека. Еще один интересный, на мой взгляд, показатель - производство молока в среднем на 1 работника в год: в 2004 году - 9 тонн, в 2016 году - 44 тонны. Цифры говорят сами за себя.

И еще немного статистики: средний надой на 1 корову в 2004 году - 3796 кг, в 2016 - 7768 кг. Рост, как видите, существенный - это выше среднеобластного и даже значительно выше среднероссийского уровня. Поголовье КРС в 2004 году у нас было 11992 головы, в том числе коров 4214. Сейчас поголовье КРС 24437 голов, в том числе коров 10591. В 2017 году планируем увеличить поголовье КРС еще на 900 голов. И несмотря на то, что с 2004 года основные показатели выросли, численность работников не увеличилась. Все наши хозяйства рентабельны. Замечу, что закупочная цена на молоко у нас для всех одинаковая и зависит только от качества. И говоря о закупочной цене на молоко важно брать во внимание доходы населения. Насколько они увеличились? Кто сможет покупать дорогую молочную продукцию? А вместе с закупочной вырастет и отпускная цена. Это логично и объективно.

Сегодня часто говорят о том, что необходимо увеличивать объемы производства молока в регионе, чтобы быть в числе лидеров. Но вопрос надо ставить по-другому. Необходимо выйти в число лидеров по переработке молока. Что мы на сегодня имеем – значительная часть молока из Кировской области - 500-600 тонн в сутки - утекает в непереработанном виде из региона. При этом многие из сельхозпроизводителей, торгующих молоком за пределы области, получают федеральную и областную господдержку. Их молоко уходит в иностранные транснациональные компании. Если бы в США американские производители молока, не поставив необходимое количество сырья своим предприятиям отправили бы его в российские компании, этим вопросом давно бы занялось ФБР, и уж точно они не получили бы ни копейки из госбюджета США. И никакие объяснения, допустим, что российские предприятия предлагают более высокую закупочную цену, никто бы слушать не стал.

- А почему у нас иначе?

- Могу предположить, что многие из тех, кто поставляет свою продукцию за пределы области, являются влиятельными людьми, депутатами Заксобрания, возглавляют крупнейшие агрохолдинги и сельхозпредприятия. Они объясняют руководству области, тем более сейчас - новому, что ничего страшного в этом нет, тем более что в области не хватает мощностей для переработки молока. И в этом вопросе их активно поддерживает руководство отрасли региона. А мощностей не хватает потому, что когда сырое молоко вывозят, то мелкие переработчики, не имея собственной сырьевой базы, не могут загрузить свои предприятия. Отсюда невозможность заработать прибыль, а значит невозможность их дальнейшего развития.

- Да, часто можно слышать, как область ратует за увеличение объемов производства молока, но я не припомню, чтобы говорили о важности его переработки здесь, в регионе.

- Даже увеличив объемы, область выгоды не получит, потому что если молоко будет утекать за пределы в непереработанном виде, то все налоги тоже будут уходить. Сельхозпредприятия, торгуя напрямую, не платят ни налог на прибыль, ни НДС, ни транспортный налог. Получается, за счет поддержки нашей области дивиденды получат другие регионы. В области никогда не было программы по развитию собственной молочной переработки. А объемы переработки молока, считаю, увеличивать необходимо. Варианта два. Первый –сами хозяйства объединяются и создают перерабатывающее предприятие. Но такое у нас представить невозможно. Второй вариант - оказание поддержки перерабатывающим предприятиям. Но тут не обойтись без программы, разработанной на федеральном уровне, предусматривающей, например, субсидирование процентной ставки. Сегодня отдельным предприятиям кредиты недоступны, поскольку им нечего заложить в банк. Что касается КМК, мы неоднократно выходили с предложением построить новое перерабатывающее производство в г. Кирове. Но мы столкнулись с непониманием и даже противодействием со стороны как отдельных чиновников из Правительства области, так и руководства города. Мы обращались с просьбой оказать поддержку в подборе земельного участка. Заметьте, мы не денег просили. Но никто не захотел понять, что новое предприятие по переработке молока — это сотни дополнительных рабочих мест и сотни миллионов рублей в бюджеты всех уровней.

- Но вы же не успокоитесь, тем более что во главе региона новый человек и, возможно, он вас услышит?

- Не знаю. Может быть. А может уже и нет, потому что если это никому не нужно, то нам достаточно того, что есть. КМК развивает входящие в его состав агрофирмы. Только за 2016 год было направлено на развитие собственных хозяйств 900 млн.руб. С 2004 года комбинат активно участвует в жизни агрофирм: строятся новые фермы, телятники, силосные траншеи, родильные отделения, жилье для селян. Конечно, на это используются и привлеченные средства самих хозяйств, они берут кредиты, но под гарантии КМК. На этот год запланировано строительство и реконструкция десятка объектов.

- Слушаю Вас и как будто кризиса в стране нет...

- Есть или нет кризис - во многом зависит от того, как решается тот или иной вопрос на уровне правительства страны, региона, района, отдельного предприятия. И от того, какие цели и задачи ставят перед собой руководители, какие методы используют, каков уровень их компетенции в обсуждаемых вопросах, что они вообще хотят. Лично для меня важно сохранить в регионе местные сельхозпроизводства. Это и рабочие места, и поступления в бюджеты всех уровней, и возможность оказывать финансовую поддержку на развитие села. Сегодня мы имеем стабильную сырьевую базу, которую продолжаем наращивать. Сейчас объем ежедневного валового производства молока агрофирмами, входящими в состав КМК, составляет 235 тонн. Через 5 лет планируется его увеличение до 300 тонн. И это реальные цифры. В 2015 году КМК заплатил без малого 903 млн.руб. налогов во все уровни бюджета и внебюджетные фонды. В 2016 году мы идем с опережением и это число будет приблизительно 957 млн. руб. Это достаточно большой вклад и в экономику страны, и в экономику области.

- На Ваш взгляд, может ли область, учитывая в общем-то благоприятные климатические условия, стать лидером-экспортером готовой продукции?

- По сырью она практически стала ею. Что касается переработки. Кировмолкомбинат более 50% продукции реализует за пределы региона. Но чтобы область стала лидером-экспортером готовой продукции, как я уже говорил, нужны новые производственные мощности. Без них невозможно увеличить объемы производства конкурентоспособной продукции. Но, к сожалению, время идет, но ничего в регионе не меняется.

Я в молочной отрасли 40 лет. Если раньше была программа развития, ставились конкретные задачи по развитию отрасли, сейчас этого нет. На уровне региона поддерживаются единичные предприятия. В них вкладываются деньги, но результата нет: ни мощности не растут, ни объемы не увеличиваются. В свое время, помню, заговорили о роботах для ферм. Область субсидировала до 50% за их приобретение хозяйствами, в то время как за другое оборудование всего 15%. Отдельные хозяйства закупили по 6 - 10 роботов. И что? Многие из этих роботов так и не были введены в эксплуатацию, хозяйства же получили деньги из бюджета. Весь процесс шел под эгидой департамента сельского хозяйства. На мое обращение в контрольно-счетную палату и к губернатору области с просьбой рассмотреть, куда ушли 133 млн.руб субсидий, до сих пор не получено внятного ответа, хотя это явно неэффективное использование бюджетных средств.

Ирина МАШКИНА.